Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Us

В продолжение к предыдущему

Всегда очень любила не пародии, а "перелицовки" известных строк. Вот один, из на мой на мой взгляд, лучших примеров. Причём сейчас, когда я уже старше и автора оригинала и той, к кому он обращался, и гораздо старше себя, прочитавшей оригинал впервые, понимаю, что, наверное, "перелицовка" более человечна. Ведь, если вдуматься такая всепоглощающая любовь (а если она безответная, то тем более) терзает не только любящего, но и предмет его страсти. И это очень великодушно пожелать предмету своей любви не быть больше причиной таких страданий и не мучатся от них самой.

Я вас любил: любовь еще, быть может,
В душе моей угасла не совсем;
Но пусть она вас больше не тревожит;
Я не хочу печалить вас ничем.

Я вас любил безмолвно, безнадежно.
То робостью, то ревностью томим;
Я вас любил так искренно, так нежно,
Как дай вам Бог любимой быть другим.
1829

Романс - 1

Михаил Щербаков


Давным-давно, мой бедный брат, оставил ты дела.
Слепой недуг душой твоей владеет безраздельно.
С тех пор, как чей-то чудный взор смутил тебя смертельно,
Кумира славят день и ночь твои колокола.

Ужель напрасен ход времен, и нынче, словно встарь,
Стремленья наши так темны, кумиры так жестоки!
Зачем, скажи, ты в этот храм принес свои восторги?
Зачем так скоро жизнь свою ты бросил на алтарь?

Ужель затем, чтобы, когда она уйдет совсем,
Однажды вдруг поведать мне печально и мятежно
О том, что ты любил ее так искренно, так нежно,
Как более не дай ей Бог любимой быть никем.

Я знал тебя в тяжелый час и в битве, и в игре.
Ты утешений не просил и головы не вешал.
Но сей недуг страшней других, и я б тебя утешил,
Когда б не тлела жизнь моя на том же алтаре.

Давным-давно, мой бедный брат, мне твой недуг знаком.
И он знаком не только мне, сжигает он полмира.
И славит гибельный огонь владычество кумира.
Но сами мы его зажгли в язычестве своем.

И что поделать, если уж горит огонь, горит.
И все никак не стихнет дрожь от давнего испуга.
И скрип колес, и шум кулис, и теплый ветер с юга
Одно и то же вновь и вновь мне имя говорит...

1985